Право собирать и распространять информацию


Отстаивая общественный интерес, журналист-расследователь имеет право собирать информацию из открытых источников, направляя запросы, работая с открытыми реестрами, привлекая экспертов и анализируя другую публичную информацию на сайтах и в отчетах государственных органов. Он также имеет право посещать органы государственной власти, не являющиеся режимными объектами, и вести в них аудио-, видеозапись и фотографирование.

Каждый журналист должен ознакомиться с законом о доступе к информации в своей стране, узнать сроки предоставления информации и другие возможности. Как правило, во всех постсоветских странах информация, находящаяся в распоряжении государственных органов, является публичной. Тем не менее, многим репортерам этих стран отказывается в доступе к информации. Важно знать, что в случаях, когда чиновник отвечает, что необходим письменный запрос, репортер должен сослаться на закон, согласно которому, чиновники обязаны предоставить устный ответ. Когда чиновник говорит, что предоставит ответ в течение 20 дней, напомните ему, что закон предусматривает ответ в течение 5 дней. Когда чиновник понимает, что имеет дело с журналистом, который знает закон, он становится более ответственным. Тем не менее, стоит отправлять запросы, когда в устной информации Вам отказывают. Письменный документ всегда является доказательством, которое поможет журналисту. Запрос на получение информации делается легко: «На основании Закона о доступе к информации, просим ответить на следующие вопросы: 1…, 2…, 3…». 


Сформулируйте открытые, но не философские вопросы,
которые заставят учреждение предоставить
на них точные ответы


Если же информация, необходимая в расследовании, является закрытой, но представляет собой значительный общественный интерес и ее получение журналистом не связано с нарушением закона, журналист также имеет право ею воспользоваться.

Здесь важно подчеркнуть, что оправдано использование лишь такой закрытой информации, которая представляет действительно большую общественную значимость, утаивание которой может нанести урон самому обществу.

 

 

Источники в правоохранительных органах передают журналисту записи телефонных разговоров высокопоставленного политика. Если на записях речь идет не о личной жизни политика, а о хищениях бюджетных средств, препятствовании правосудию, подкупе и так далее, то общественный интерес в публикации такого рода информации превышает, возможно, даже не совсем законный способ ее получения источником. 

Однако сам журналист не имеет права использовать незаконные методы снятия информации, даже если она представляет значительный общественный интерес. 

Журналисты-расследователи часто слышат обвинения в свой адрес от политиков о вмешательстве в личную жизнь, когда публикуются важные закулисные факты о политической коррупции или другого рода нарушениях закона. Однако рамки личной жизни политика по определению гораздо уже, чем у простого человека. Например, допускается слежка за политиком или чиновником в публичных местах с целью выяснить, с кем он проводит встречи. Журналисты международной сети расследователей OCCRP опубликовали видеозапись того, как экс-премьер Сербии и его советник по вопросам внутренней политики неоднократно встречались с главарями мафии и руководителями балканских наркосиндикатов. 

New Videos Show Crime Boss Meeting Top Serbian Police
STEVAN DOJCINOVIC (KRIK.RS) | Organised Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP)

 

 

Таким образом, то, что для обычного гражданина является чем-то личным и защищено правом на неприкосновенность частной жизни, для политика является предметом пристального общественного внимания.

Работа «под прикрытием»

В тех случаях, когда общественно значимую информацию невозможно добыть иным путем, журналист может выдать себя за другого человека. Сотрудники спецслужб и правоохранительных органов регулярно делают это. Такая практика называется работой «под прикрытием» (under cover). В этом случае журналист «меняет профессию» – он может устроиться на работу менеджером по продажам в крупную корпорацию, которая осваивает бюджетные деньги. Или стать курьером, который приносит корреспонденцию в офис преступной группировки. Или освоить на время любую другую профессию, которая позволит ему сблизиться с фигурантами его расследований.

 

Яркий пример удачной работы «under cover» – документальный фильм-расследование «From Russia with Cash» («Из России с наличными»), подготовленный британским телеканалом «Channel 4» и «Радио "Свобода"». В нем журналисты (Роман Борисович и Наталья Седлецкая) играют роль влюбленной пары, где мужчина – крупный российский чиновник, пытающийся вложить украденные бюджетные деньги в британскую недвижимость. Многочисленные разговоры с лондонскими риэлторами, записанные на скрытую камеру, показывают, что отмывание и легализация украденных средств через покупку недвижимости – обычная практика в столице Великобритании. И мало кто в Соединенном Королевстве заботится о происхождении Ваших средств, если на кону – хорошая сделка.

From Russia with Cash
Роман Борисович и Наталья Седлецкая | Channel 4, Радио «Свобода»

 

Журналист также имеет право не разглашать личную информацию о своих источниках. В большинстве стран – в том числе, восточноевропейских – это разглашение может осуществляться только по решению суда. Таким образом, источникам гарантируется безопасность в случае передачи расследователю важной информации. Кроме того, и сами журналисты имеют право в случае необходимости публиковать свои материалы под псевдонимами или даже анонимно. Но этот шаг действительно должен быть оправдан.

Обязанность подачи полной и достоверной информации

Собирая и публикуя информацию, журналист-расследователь должен предоставлять возможность комментировать собранные факты фигуранту расследования. Эти комментарии должны сопровождать все ключевые выводы расследования. 

Кроме того, журналист-расследователь обязан подавать тему максимально полно, предоставляя возможность высказаться не только противникам фигуранта расследования, но и его сторонникам. Важно также представлять точку зрения независимых экспертов, которые могут в целом раскрывать тему и объяснять сложные факты. Необходимо помнить также о контексте событий и рассматривать происходящее в привязке к нему.

 


Очевидным является и то, 
что вся информация должна быть достоверной 


Для проверки такого рода расследователь должен проанализировать все изложенные утверждения в тексте и задать себе первый вопрос: «Я это знаю? Или только предполагаю?». В случае, если поданная информация не является установленным фактом, а только предположением, то фрагмент в тексте не должен содержать категорическую формулировку – он скорее должен звучать, как предположение. Например: «можно сделать вывод…», «можно предположить…» и т.д.

Если проверяемый фрагмент текста на вопрос «Я это знаю?» дает положительный ответ, тогда расследователь задает себе второй вопрос: «Откуда я это знаю?», после чего утверждение должно подкрепиться доказательством. Так происходит первичный фактчекинг самим расследователем еще на этапе подготовки текста.

К тому же, журналист должен просчитывать возможные риски для своих источников в случае публикации переданной ими информации и в этом случае обязан сделать все, чтобы их обезопасить. 

Всегда спрашивайте у источника, согласен ли он, чтобы Вы раскрывали его личность. Если источник несовершеннолетний или же у него какие-то ограничения, или он находится под опекой (как это бывает в случае жертв торговли людьми или сексуального насилия), лучше всего защитить его личность, даже если опекун согласится открыто публиковать данные. В случае раскрытия скандалов о коррупции, об отмывании денег или других преступлениях убедитесь, что человек, раскрывающий их, осознает риски и готов их взять на себя. Учтите, что иногда источники уже были подвергнуты стрессу или давлению. Если человек не соглашается, чтобы Вы раскрывали его личность, и Вы пообещали не раскрывать ее, то Вы должны сдержать слово, что бы ни случилось.


Читайте далее
Где Публиковаться?